О гибельных последствиях уничтожения животноводства

16 декабря 2008, 10:00
«Хотя бы гурт молодняка пусть к нам поставят, хоть несколько человек получат работу, будут обслуживать скот. Надо возрождать животноводство, спасать село».

Об этой просьбе жителей села Успенки рассказал первый секретарь Александровского райкома КПРФ Алексей Степанович Бакланов. Они просили похлопотать и в районе, и передать их ходатайство главе области Алексею Андреевичу Чернышеву. Передать их беду. Успенка на краю гибели. Уничтожено колхозное животноводство – большая часть жителей села осталась без работы. Как говорят, завяжи глаза – да беги.

Вскоре Успенке подвалило небывалое счастье. Директор нового акционерного общества «Чебоксаровское» (созданного вместо подвергшегося разгрому передового колхоза «Заветы Ленина») Эдуард Кагимович Абдразаков пригнал в село гурт молодняка в 100 голов. Можно смело сказать, что это исключительный, единичный случай, когда после полной ликвидации поголовья скота хотя бы его небольшую часть восстановили на прежнем месте, а не стерли с лица земли производственные и бытовые помещения животноводческой фермы, как это продолжается повсюду.

В связи с чем доктор сельскохозяйственных наук, профессор Оренбургского государственного аграрного университета (прежде мощного сельскохозяйственного института) Александр Михайлович Белоусов привел в печати высказывание древнеримского историка Тацита о том, что нация, которая не занимается разведением животных, вымирает.

Через две тысячи лет с Тацитом перекликается ветеран из села Мамалаевки Переволоцкого района Сергей Степанович Видинов:

– Раз животноводства нет – нет жизни в селе. Погибает все.

Можно биться об заклад, что верховные правители Медведев и Путин, да и вся массовка во власти не читали Тацита и, конечно же, не слышали С.С.Видинова или Ивана Ивановича Иванова о гибельных последствиях уничтожения животноводства. Иначе чем же объяснить их прекраснодушие в творимой под их руководством катастрофе, эстафету которой они приняли от погромщика родной страны Ельцина и время диктатуры которого они теперь сами клеймят как пору разрухи.

В празднествах на развалинах постоянно грохочут барабаны о рекордах в производстве продукции сельского хозяйства, об успешном выполнении «приоритетного национального проекта» и «программы развития агропромышленного комплекса страны»: с небывалым ускорением растут, по их словам, надои молока, привесы мяса.

Веселись, народ, на торжествах, каковые сегодня устраивают по любому поводу, чтобы придать борьбе за выживание видимость праздника жизни!
А на самом деле на протяжении без малого двух десятилетий новоявленные баре-господа под знаком реформ непрерывно сокращают поголовье крупного рогатого скота в России. В том числе в годы путинского «удвоения валового внутреннего продукта» и взваленного на Медведева «приоритетного национального проекта». При социализме страна имела крупного рогатого скота более 57 миллионов голов, но лишь 28 миллионов уцелело в годину разгула Ельцина. Однако путинские «деловые люди» убавили стадо еще почти на 7 миллионов голов, но на этом все-таки какой-никакой, а «национальный проект» объявили. Однако и в течение 2006–2007 годов его календарного действия отчеты отмечают падение. Например, на 1 января 2007 года по сравнению с предшествующим оставили лишь 99,4 %, а на 1 января 2008 года соответственно – 99,5 % поголовья. За первую половину текущего года стадо опять уменьшили до 98,9 % к бывшему год назад. Таким образом за последние два с половиной года страна потеряла 500 тысяч голов крупного рогатого скота.

При этом непрерывно сокращают маточное стадо. На 1,7 %, на 0,7 %, на 1 % против того, что имели годом раньше. С песней о «национальном проекте» отправили под нож еще 320 тысяч коров. А ведь каждый крестьянин берег свою кормилицу до последнего, ибо без нее – гибель.

Разве это предусмотрено «национальным проектом» и «государственной программой», разве это входит в «план Путина»?

В колхозах и совхозах Оренбургской области в 1990 году получили 431 тысячу телят, а после «реформ» в 2007 году лишь 123 тысячи, еще меньше в текущем году. А это значит, еще на несколько лет вперед предопределено дальнейшее сокращение численности скота. Резко сократили деловой выход телят от каждых ста коров. В целом по России еще хуже. Только за четыре года первого срока Путина на верховном посту сельскохозяйственные предприятия свернули воспроизводство стада на 1,4 миллиона телят. И сегодня не лучше.

Даже одно это наглядно свидетельствует об упадке уровня ветеринарной и зоотехнической служб, селекционно-племенной работы и профессионализма животноводов.

В свое время было немало сделано по укреплению кормовой базы. «Реформаторы» оставили от нее огрызки. В последние годы заготавливается меньше 40 % от припасов 1990 года. В большинстве хозяйств стали недоступными прогрессивные технологии заготовки кормов, уничтожена система их приготовления, снизилось качество.

В беседе профессор А.М.Белоусов очерчивает картину:

– К 1990 году сельское хозяйство области было полностью обеспечено дипломированными специалистами, почти все руководящие посты занимали лица с высшим образованием. А сегодня? Высшее образование имеют лишь 71 процент руководителей и 59 процентов главных специалистов хозяйств. Только за последние два года из сельскохозяйственных предприятий убыло 1830 дипломированных специалистов, 2989 механизаторов и 944 животновода.
В нынешних условиях молодежь даже у нас не стремится приобретать профессии специалистов для села. Раньше на зоотехнический факультет институт принимал 100 студентов. Теперь вынуждены даже на бесплатной основе отводить лишь 30 мест, а в текущем году приняли и того меньше – 26 студентов. Да и те по окончании академии останутся в городе продавцами или официантками.
А на фермах все пущено на самотек, не решаются насущные вопросы. Есть корма, но они не сбалансированы по питательным веществам и микроэлементам. Скажем, достаточно белка, а полной отдачи от него нет, он не усваивается в организме животного. Выясняется, в рационе не хватает сахара. В одном учебно-опытном хозяйстве рассчитали повысить годовой надой от коровы на 1000 литров, для чего за день подсыпать в кормушку 300 граммов сахара, самого обыкновенного, из магазина. Раньше для этого использовали патоку – отходы с сахарных заводов. Теперь перевозка съела бы всю выгоду.

Главный ветеринарный врач Переволоцкого района Сергей Александрович Логинов практикой подтверждает выводы ученого:

– Работать некому в животноводстве. За девять лет три девчонки со студенческой скамьи пришли в районную ветеринарную станцию. В села на фермы никто не пошел. Новый частный капитал редко где поддерживает сохранившиеся животноводческие фермы, как у нас это делает компания «Иволга». Специалистов с высшим образованием в ней нет – разбежались.

Уничтожение крупного товарного производства на селе делает ненужными кадры специалистов. Бывший председатель колхоза «Прогресс» Оренбургского района

Александр Николаевич Никулин рассказывает:

– В нашем колхозе было 3600 голов крупного рогатого скота, в том числе 1100 коров, до 1500 свиней, 120 лошадей, пруд с рыбой и многое другое. Только молока в сутки отправляли на завод 10 тонн. И вот колхоз разгромлен, все сровняли с землей, в 2002 году изведена последняя скотина. Из сенокосных и пастбищных угодий не используется 3000 гектаров. Остались без работы более 50 доярок и много других крестьян. На фермах вели работу 5 ветврачей и 4 зоотехника. Теперь не нужны. Бывший главный зоотехник Сергей Васильевич Мешков подался в охранники. Только главный ветврач Иван Иванович Долганов при своем деле – обслуживает домашнюю живность села Никольского, где из 800 голов крупного рогатого скота сберегли едва 250.

Такова судьба подавляющего большинства прежних социалистических предприятий на селе. Они подверглись капиталистическим «реформам» – разбою и погрому с преступным уничтожением огромных народных богатств, производительных сил современного сельского хозяйства на промышленной основе. И все это якобы ради повторного насаждения будто бы более эффективной капиталистической формации, начиная с частного подворья. И до сих пор власть новоявленных господ создает видимость своей правоты и ведет счет, насколько повысился удельный вес домашних крестьянских хозяйств в общем пироге. Уже все уполовинилось, а где и того хуже. Вот она – «победа» капиталистического способа производства!

При всем при этом самозванные угнетатели умалчивают, что подлость заключается лишь в степени погрома. В том же селе Никольском колхоз «Прогресс» уничтожили полностью, а от домашнего стада пусть хоть меньше третьей части, но все-таки уцелело. То есть все 100 % теперь – частные. Рекорд! Только сами «реформаторы» эту цифирь себе на стол не поставят.

В десятках сел в самых разных концах области мне рисовали почти схожую картину. В районном центре Переволоцком старожил, в прошлом первый секретарь райкома КПСС Леонид Иванович Инякин по долгу службы знал каждую улицу, каждый дом. Он вспоминает, что при социализме по утрам в поселке выгоняли на выпасы пять гуртов, около 1500 голов крупного рогатого скота, из них около 900 коров и телок. Сегодня сохранилось только 188 коров.
Точно так же в ближайшем селе Мамалаевке. Бывший глава здешнего сельского Совета Михаил Степанович Широков в заключение подробного обзора делает обобщающий вывод:

– Уже скоро и себя молоком деревня не будет кормить – это я точно говорю.
С ним вполне соглашается и пенсионерка Нина Борисовна Ткаченко, создатель и до недавних пор директор Переволоцкого районного историко-краеведческого музея, где предметно показан быт и подворье местных жителей.

– Скот во дворе – полная чаша в семье, здоровье и рост любого народа. А у нас сейчас и одну корову стало держать не по силам. Все очень дорого, особенно корма. И потому мы отказались от коровы и завели козу, – рассказывает Нина Борисовна.

Она перечисляет имена знакомых на соседних улицах Переволоцкого, которые из-за дороговизны кормов отказались держать коров во дворах, заменили их козами. Голь на выдумку хитра и в других местах...

Это предстает уже как некое наглядное сравнение. Корова и коза – это животноводство страны прежде и теперь, до и после капиталистических «реформ». По объему продукции, по мясу и молоку. Разве их соотношение почти за два десятилетия изменилось не в той же мере, в какой сократили поголовье скота, заготовку кормов, ухудшили их качество, селекционную и племенную работу, истощили материально-техническую базу, снизили оплату труда крестьян, ликвидировали нормальные культурно-бытовые условия на фермах, отняли самосознание людей труда как хозяев всех создаваемых ими богатств, своей судьбы и всей страны, превратили их в бесправных «наемных работников», которым можно многими месяцами и годами не выплачивать нынешнюю нищенскую зарплату и увольнять по барскому произволу или банкротству и мировому финансовому кризису. Каждый из этих факторов причиняет невосполнимый ущерб, а их сложение и привело к катастрофическому опустошению бескрайних плодородных земель, исчезновению тысяч сел и обезлюдению страны.

При таких последствиях политики исторически обреченного класса захватчиков частной собственности сравнение с козой делает честь дутой статистической корове наглых (по Чубайсу) «реформаторов». Именно по их наглости наш народ потчуют теперь не цельным молоком, а чужестранным молочным порошком, в котором иногда обнаруживается (а сколько не обнаруживается?) ядовитые примеси. В октябре с телевизионных эк­ранов долго не сходили репортажи о том, как в нашем городе Орске люди отравились ядовитым молочным порошком китайской фирмы. Как героические контролеры отыскали у торговца мешок с таким порошком.

Надо бы проводить другое расследование: почему и по чьей вине везут дрянь за многие тысячи километров в великую державу, где люди пили цельное молоко в большем количестве, чем в любом «цивилизованном» царстве. Вместо этого в очередном ежедневном явлении на телеэкране Путин с торжествующим видом обрадовал зрителей, что будут введены стандарты на молоко. Чтоб отличить от порошка. И как это коровы и козы давали молоко, не заглядывая в стандарты?

А крестьяне своим умом, всей своей жизнью заново открывают мудрость древнеримского мыслителя Тацита. Животноводство – главная опора, на которой держится деревня, село как колыбель народа. Деревня как единое хозяйство с разнообразными промыслами и самой трудоемкой отраслью – животноводством обеспечивает наиболее разумное использование земли и ее даров во благо главного из них – человека, со всеми его материальными и духовными потребностями.

И тут взоры обращаются на тех, кто сам понял и своей деятельностью показывает убедительный пример всем. Нельзя поддаваться безысходности, будто за нас все решили и нам остается только покориться неизбежному исчезновению со своей земли, исчезновению улиц села с берега степной речки, с опушки леса, с подножия холмов, после чего на километры вокруг остаются заросшие травами бывшие пашни, луга и пастбища, забывшие пахарей и косарей, забывшие пасущиеся стада.

Как когда-то говорили, маяками служат крепкие хозяева, дальновидные руководители, которые в море разрухи держат островками животноводческие фермы, поистине героическими усилиями совершенствуют их и даже в условиях многолетнего внеэкономического кризиса в стране сохраняют эту жизненно важную отрасль. Она позволяет и сегодня рачительно использовать биологические ресурсы местности, ради которых сюда пришли наши предки. И благодаря этому у крестьян есть работа и хотя бы предельно скромная зарплата.

Есть возможность поддержать (или даже содержать) детский сад, школу, фельдшерско-акушерский пункт, а то и участковую больницу, Дом культуры и другие учреждения полноценного сельского бытия. Это – надежда самосохранения крестьянства, это плацдарм для возобновления строительства жизни, достойной великого народа, когда его интересам станет служить власть. С этой надеждой не опустятся трудовые руки. За будущее боремся сегодня.

По здравому рассуждению, многоотраслевому хозяйству сельской общины в народно­экономической эффективности ус­тупает любое самое совершенное капиталистическое предприятие в отрыве от родной земли и живущих на ней людей – священная корова чистогана. Однако ныне пребывающие во власти замахнулись по «приоритетному проекту» построить лишь подобные единичные комплексы и даже помыслов нет, чтобы полностью восстановить животноводство с целью использовать каждое поле, лужок и выгон и вернуть в село жизнь, остановить вызванное «реформами» вымирание народа.

Об этом размышляют в деревне все, у кого болит сердце при виде погрома на родной земле. Уже ясно, что пропагандистские «проекты» и «программы» терпят крах, национальное бедствие усугубляется. Почему же Медведев и Путин и послушные проводники их курса на местах делают вид сами и уверяют телевизионных легковеров в том, что «все хорошо, прекрасная маркиза»? Или, видимо, не обладая чувством моральной ответственности, возомнили, что на веки вечные ограждены от любой ответственности перед народом и историей. Есть ли предел падения, когда они спохватятся, что пользы от капиталистических «реформ» – как от козла молока, но зато горы зла.
Источник: sovross.ru

Также в разделе:

Оренбургская область: Африканская чума: полтонны мяса снято с реализации...

«Оренбургский кролик»: в регионе появился новый бренд...

В Оренбурге из-за африканской чумы закрыта выставка «Регионы России»...

Оренбуржцев планируют вдоволь накормить мясом индейки...

В Оренбуржье запрещён ввоз мяса и скота из Казахстана...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



 

Горячее предложение